Нижний Тагил, Москва, Тю́ра.

Автор: Мулыгин-Бессольников Евгений Борисович

Проект главного космодрома СССР был утвержден 64 года назад — 2 июня 1955 года. Вот к этой дате 2 июня 2019 года и обещал Евгений Борисович написать о своей службе на Байконуре, но не успел. Поэтому публикуем его воспоминания 2 августа 2019 года.

 

8 октября 1981 года. 9 часов утра. Н-Сергинский военкомат. Медкомиссия.

Военком задаёт вопрос: «Где хочешь служить?».
Отвечаю: «В ракетных войсках».
В ракетные войска я попал, но с другой стороны. Тут же получаю повестку на 10-е октября.

10-го октября сбор возле военкомата, садимся в автобус и едем в Егоршино. Там 2-е суток. После прохождения медкомиссии и приезда “покупателей”, нашей группе объявляют, что мы будем служить на Дальнем Востоке. Строем приходим на ж. д. вокзал, подходит электричка Свердловск — Нижний Тагил.

Войсковая часть 58107 школа Жукова на Вые, возле ДК Культуры Юбилейный,  которой уже не существует. 2 батальона (два 3-х этажных здания) 6 рот, первые три роты сварщики, я попал в третью роту, 2-й батальон: 3 роты, жестянщики, сантехники и взрывники.

1 батальон, 3 рота, 1 взвод, командир взвода старший прапорщик Голубев, ротного к сожалению не помню, майор какой то был, замком взвода сержант Ерхонин, потом сержант Яковлев. Из сослуживцев помню: Садыков, Буянских, Беляков, Крюков, Шваков, Журавлёв, Дичь, Русских, Султанов. Распорядок дня: в 6 утра, в воскресенье в 7 утра, подъем. В любую погоду утренняя физзарядка. Завтрак. Теоретические занятия, после обеда иногда ходили на полигон. Километрах в трёх от части, где практически учились электросварке. За пять месяцев два или три раза были на стрельбище, где стреляли из карабинов. Раз в неделю посещали войсковой кинотеатр, где нам демонстрировали в основном фильмы о воинской службе. За пять месяцев два или три раза приезжали родители. Каждый  раз отпускали в увольнение.

Это фото конца 1981 года.

Как то завели нас всем взводом в ДК Юбилейный, там была фотография, и дали возможность каждому сфотографироваться.

В первой половине марта 1982 года за нами приехали “покупатели” из Москвы. Скажу честно, тот момент как мы ехали в Москву не помню. Прибыли в войсковую часть 93345, 2-я рота, в Нахабино. Командира части не помню, прозвище было Папа, а вот ротного хорошо запомнил, старший лейтенант Шведчиков. 2 роту этой части называли цыганской, потому что из этой роты служить в Москве мало кто оставался. Из Тагильских сослуживцев со мной в эту часть попало человек 5, а то и меньше. Были в Нахабино около месяца. Из части в сопровождении сержанта каждый день ездили на городском автобусе до станции метро Волоколамская, на метро до станции Планерная, как сейчас помню билет в метро стоил 5 копеек, потом опять на автобусе в Химки. И так почти каждый день кроме выходных. Что там делали? Копали какие то ямы под какое то строительство. В начале апреля нам было приказано собираться в Тю́ру. Ехали туда на поезде в общем вагоне более 2-х суток. Чем нас кормили и как мы питались, не помню. Из вагона никуда не выпускали. Помню только, что попросился на какой то станции дойти до газетного киоска, который стоял на платформе напротив нашего вагона и купить 2-3 газеты. До киоска отпустили, газет купил, но дембелям, которые ехали с нами, это очень не понравилось. Из тех с кем ехал на Байконур помню только Ваську Лапаева, одного со мной призыва, хорошо запомнил дембеля Андрея Мельникова с Пензы. Когда приехали на место, жд станция Тю́ра-Там, Кзыл-Ординской области, меня, Мельникова и ещё кого-то отправили на 9-ю площадку, так называемая база, это километрах в 10 от города Ленинск, Васька Лапаев уехал на 118-ю площадку это километров 40 от Ленинска. Ещё со мной на базу попал, одного со мной призыва, Славка Катанцев. Он призывался откуда то с Украины. Кого хорошо помню с базы, Мишку, фамилия Лапука, с Уфы; Ваську (прозвище Карась) Родионова с Великих Лук, Тожиева Бурхона Олиловича, откуда то с Узбекистана, Мельникова Андрея с Пензы. На базе так же работали прикомандированные гражданские. Когда приехали в Тю́ру есть хотелось ужасно, пошли на обед в соседнюю часть, как сейчас помню запах этой гнилой квашеной вонючей капусты, которой нас кормили, но деваться было не куда, есть хотелось. Чем занимались на базе, рубили метал на гильотине, который потом увозили на строительство старта. 24-го июня 1982 года видели запуск  космического корабля «Союз Т-6» Экипаж: В.Джанибеков , А.Иванченков, Ж. Л. Кретьен. Выхлопные газы от дюз двигателей на небе разошлись в виде цветка. Зрелище было классное.

Космодром расположен в излучине на правом высоком берегу реки Сырдарьи. Железнодорожная станция находится в 2 км. к северу от города на территории пригородного посёлка Тюратам.

Каждое утро и каждый вечер мимо базы проходило колхозное стадо коров, пастухов при нём почему то не было. И вот как то у меня появилась мысль, загнать вечером одну корову к нам на базу и подоить её. Думал, хоть молока досыта напьёмся. Подговорил сослуживцев, вечером дождались, когда пошло стадо. Выбирали корову с большим выменем, но, к сожалению загнать её к нам не удалось, убежала. Загнали с выменем поменьше. Пристроился под неё, вымыл вымя, смазал титьки вазелином. Доил, доил, ни в какую, дала всего одну кружку, ладно хоть не лягнула. Накормили травой, напоили да и выпустили.

Через некоторое время меня  перебросили на 10-ку это сам Ленинск, был там где-то около месяца. Подошёл к какому то подполковнику (фамилии не помню) спросил как вступить в КПСС. Он мне что то долго объяснял, говорил о том что нужны рекомендации. Короче говоря, после беседы с ним у меня пропало всякое желание вступать в партию. А наш ротный Шведчиков, узнав про этот случай до самого дембеля звал меня партийцем. Где то через месяц, а это было в июле 1982 года, меня переводят обратно на 9-ю площадку, но пробыл я там не долго, уже в начале августа я был за 30 километров от Ленинска, на 118-й площадке. В роте было 3 взвода. 2 взвода с Калининграда, Московской области, и один взвод наш Нахабинский. Наш ротный Шведчиков на Байконуре появлялся редко. У Калининградских был свой ротный старший лейтенант Черных, которому подчинялись и мы. В августе 1982 года всей ротой смотрели запуск космического корабля “Союз Т-7”, экипаж Попов, Серебров, Савицкая. Каждое утро нас возили на работу, на 250-ю площадку, это километрах в 12 от 118-й. Сначала пришлось работать на 60-м объекте. Это был центр управления Бурановским стартом. Собирали фальш-полы. К концу августа меня перевели на электросварку фальшпотолков. На 60-м объекте мы задержались не так долго. На объект №60 мы ходили по таким пропускам. Своего пропуска к сожалению не сохранил. Этот пропуск мне подарил при увольнении мой сослуживец, на полгода меня старше призывом Сашка Самухин с Питера.

На пропуске надпись:

Пропуск:

  1. Военный строитель рядовой Муминов
  2. Военный строитель рядовой Самухин

Кто расписывался не помню и не знаю, печать: Объект №60.

С объекта №60 помню Бодрова Александра, бригадир электросварщиков, все его называли дядя Саша, был он гражданским, прикомандированным из Зеленограда, Московской области.

Ближе к зиме я уже был на объекте №1, от объекта №60 километрах в 2-х, это сам Бурановский старт. За нашим взводом были -5-й и -6-й этажи, ниже мы не опускались. Нулевой этаж всегда начинался с поверхности земли, сколько было этажей вглубь, точно не знаю? По слухам 11-12. Попал под руководство гражданского Юрия Ампольцева и Павла Свинцарёва, они были тоже с Москвы. Электросваркой варили вентиляцию, потолки.

20 апреля 1983 года с 250-й площадки видели запуск «Союз Т-8» экипаж Владимир Титов, Геннадий Стрекалов и Александр Серебров.

Был у меня во взводе приятель с Украины Витька, фамилия Цап.

С Витькой Цапом летом 1983 взялись за неделю обварить всё вентиляцию на 5-м этаже. За что нас обещали отпустить на 10 дней в отпуск. Работу сделали, Витька уехал в отпуск, ну а меня, так как я у ротного был “партийцем” в отпуск так и не отпустили.

Был у меня в роте ещё один друг, Юрка Шолохов с Москвы, наш медбрат, на полгода младше меня призывом, прозвище “доктор-змей”. Осенью 1983 года лечил меня от воспаления лёгких.

Помню такой юморной случай, как то в казарме забило канализацию. Меня и калининградского Юрку Кубанова заставили её чистить. Юрка, не долго думая, предложил: “Давай притащим баллон кислорода и продуем её”. Ладно, притащили баллон, сунули шланг в унитаз, открыли вентиль. Как дало, атмосфер 20. Моментально всё продуло. Правда, потом, когда в туалет зашёл старшина, чтоб посмотреть на нашу работу, на его фуражку с потолка что-то долго капало.

После 1-го объекта работали на 11-м объекте, недалеко от первого, несколько этажей под землю, для чего он предназначался точно и не знаю. Потом 8-й объект, как раз напротив старта, помню, что на нём были какие то огромные вентиляционные короба, и недалеко стояли громоотводы высотой более 200 метров.

Когда работали на 8-м объекте, на старт с МИКа (Монтажно-Испытательный комплекс), привезли “Энергию”. Расстояние от МИКа  до 250 площадки километров 10. Параллельно друг другу от МИКа до 1 объекта были проложены две железных дороги. На этих двух железных дорогах стояла огромная телега, на которой лежала “Энергия”, с МИКа эту телегу в течение нескольких часов до 250 площадки тащили 4 тепловоза. “Энергия” стояла на старте несколько дней. У нас в роте был фотоаппарат “Смена”. На своей площадке фотографировались возле казармы, но на 250-ю я его провёз впервые, в тихушку под бушлатом. Не надо забывать, что 1983 год это было “Андроповское” время и если бы меня на 250-й площадке поймали с фотоаппаратом сейчас я, наверное, не писал бы всё это. Думал, как бы сфотографировать “Энергию” на старте так, чтоб никто меня не заметил.

Возле 8-го сооружения в песке была выкопана яма глубиной метра 2,5 в ней стояла пустая МБС. МБС это метало-бетонная стена, два толстых листа металла сварены между собой арматурой, эта пустая коробка ставится вертикально и потом в неё заливается бетон, получается стена около метра толщиной. Так вот эта МБС оказалась пустой. Спрыгнул я в эту яму, в стене оказалась дыра, как раз напротив старта. Тихонько достал фотоаппарат из под бушлата, взвёл, сунул объектив в эту дыру, и сделал 5 или 6 снимков.

Вечером в роте проявили плёнку, напечатал фотографии, раздал пацанам, на память о Байконуре, плёнку оставил себе.

Ближе к осени 1983-го 110-я площадка. Это километрах в 7  от 118-й. Там были какие то два старых старта, один из которых был заброшен, а второй по слухам демонтировали. Гражданские рассказывали что в 60-х годах на 110-й площадке произошла крупная авария при запуске какого то в то время нового космического корабля.

Этот старт тоже удалось в тихушку сфотографировать.

Вечером 26-го сентября 1983 года, как раз на день нашего приказа об увольнении, поехали на ЗИЛ-130 смотреть старт «Союз Т-10/1». Машина остановилась километрах в 5 от старта, ближе подъезжать было нельзя. Видели как пошло пламя из сопел ракеты и тут же весь  «Союз», не оторвавшись от земли, вспыхнул на старте. Залетали пожарные вертолёты. Спускаемый модуль, с космонавтами на борту, отбросило в сторону и он удачно приземлился на парашюте. После этой аварии запуска пилотируемых Союзов с этой площадки не было около полугода.

И вот наконец долгожданное 24-е ноября 1983 года, мне и Женьке Богословскому, с одного с ним призыва были, объявляют, что сегодня вечером мы едем в Москву на демобилизацию.

Где то около 6 часов вечера за нами приехала машина с будкой. По дороге ещё заехали на 9-ю площадку, забрали Славку Катанцева. А около 8 вечера уже были на железнодорожной станции Тю́ра-Там. Я вёз с собой в чемодане десятка два фотоплёнок с Байконура, удивительно что на жд.станции нас никто не проверял. Повезло.

Прощай Байконур.

Двое суток в поезде и вот она Москва. В Москве в в/ч 93345 пришлось ждать оформления документов около 5 суток. Вечером 1 декабря 1983 года получили мы с Женькой Богословским свои документы и прямиком на Казанский вокзал. Женька был с Москвы, просто решил меня проводить. Тогда я помню впервые попробовал “Фанту”, Женька угостил. На вокзале с Женькой попрощались. Я сел в общий вагон пассажирского поезда Харьков-Свердловск и 3-го декабря, рано утром был уже в Свердловске. А в ночь с 3 на 4 декабря был уже дома, в Кленовой.

Оставьте комментарий