Файзханов Ибрагим

Автор: Гасников Вячеслав Георгиевич

Файзханов Ибрагим 1913 г.р., д.Васькино, Нижнесергинский р-н, Свердловская обл.

Управленческий округ Западный управленческий округ
Муниципальное образование Кленовское сельское поселение
Фамилия Файзханов
Имя Ибрагим
Отчество
Дата рождения 1913 г.
Дата смерти 07.02.1942 г.
Награды
Место захоронения Белорусская ССР, Минская обл., д.Масюковщина, шталаг 352.
Биография Участвовал в Великой Отечественной войне, рядовой. Умер в плену в лагере шталаг №352 от истощения и колита.


Лагерь советских военнопленных «Шталаг №352»

Лагерь советских военнопленных «Шталаг 352» размещался под Минском у деревни Масюковщина, на месте прежней дислокации кавалерийского полка Красной Армии, там, где в настоящее время расположен военный городок. Десятки тысяч военнопленных влачили жалкое существование на небольшой территории лагеря в деревянных бараках и бывших конюшнях. В каменной трехэтажной казарме был устроен лазарет, в котором не столько лечили больных и раненых, сколько «помогали» умирать. Сейчас даже трудно представить, в каких нечеловеческих условиях находились узники лагеря: почти без пищи и воды, в неотапливаемых, продуваемых насквозь бараках. Здесь избивали и расстреливали за любую провинность. Узников в лагере размещали по национальному признаку. Были бараки русских, украинцев, евреев, выходцев из Средней Азии. Тех, кто попадал в плен без документов, держали отдельно. Их периодически расстреливали по 1 – 2 тысячи человек недалеко от лагеря: на деревенском кладбище, вдоль дорог, в канавах, в оврагах. Самые страшные события разворачивались в лагере зимой 1941 года. После отступления Красной Армии сюда попало большое количество военнопленных. От невыносимых условий каждый день умирали по 200 – 300 человек (не считая планомерных расстрелов). Умерших и погибших не успевали хоронить. Замерзшие тела лежали штабелями, как в самом лагере, так и на кладбище у деревни Глинище (в 2005 году полностью исчезла с карты города, сейчас это район пересечения улиц Тимирязева и Нарочанской), где в настоящее время находится мемориал, а также на кладбище южнее лагеря, на бывшем стадионе возле железной дороги. За зимний период погибли 55 тысяч заключенных. Всего же в нем замучено более 80 тысяч человек. После войны территория «Шталага 352», названного впоследствии «Масюковщинский лагерь смерти», относилась к спецтерритории Министерства обороны, исследования в нем не проводились. Даже официально считалось, что мемориал на кладбище у деревни Глинище (улица Тимирязева) находится на месте Масюковщинского лагеря смерти. Однако это не так. Лагерь размещался по другую сторону железной дороги, на территории современного военного городка. Сохранился ряд зданий и сооружений. Самым важным из них является здание казармы, в котором размещался лазарет. В нем, по архивным документам, погибло около 10 тысяч человек. Рядом с казармой сохранилась площадь, которая являлась лагерным плацем. Здесь же была сооружена виселица, проводились экзекуции и расстрелы. Вблизи лагеря, по имеющимся архивным документам, существуют невыявленные захоронения узников. Исследования привели историков к местам массового расстрела гражданского населения вблизи лагеря, так называемому хутору Петрашкевича. Здесь оккупантами было расстреляно более 50 тысяч мирных граждан. Весной 1944 года, чтобы скрыть следы своих преступлений, фашисты откопали трупы и сожгли их. Данное место, как и историческое ядро «Масюковщинского лагеря смерти» – лазарет и плац, являются важными сохранившимися свидетельствами трагических событий на территории нашего города. Поэтому необходимо, чтобы на них появились памятные знаки. Как говорится, точки над «i» относительно «Масюковщинского лагеря смерти» еще не расставлены…

Акт судебномедицинской экспертизы по расследованию методов организованного массового уничтожения советских военнопленных в «Шталаге № 352» Не ранее 3 июля 1944 г. *
По поручению Чрезвычайной государственной комиссии специальная
судебномедицинская экспертная комиссия в составе главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава СССР, директора Государственного научно-исследовательского института судебной медицины Наркомздрава СССР В. И. Прозоровского; профессора кафедры судебной медицины 2-го Московского медицинского института, доктора медицинских наук В. М. Смольянинова и консультанта Московской городской судебно- медицинской экспертизы доктора П. С. Семеновского произвела судебно-
медицинскую экспертизу на основании документальных материалов
о «Шталаге № 352» и лазарете при этом лагере.
Обстоятельства дела. В период временной оккупации БССР в окрестностях гор. Минска, на территории военного городка, немецким командованием был организован лагерь для советских военнопленных, именовавшийся «Шталаг № 352». Этот лагерь существовал в течение 3 лет (с июля 1941 г. по 3 июля 1944 г. — день освобождения гор. Минска Красной Армией). После изгнания немецко-фашистских захватчиков Чрезвычайной государственной комиссией в помещениях лагеря была обнаружена, судя по календарным датам, только часть медицинских документов — истории
болезни, справки, акты, рапорты о смерти и другие документы. Некоторым бывшим советским военнопленным, содержавшимся в этом лагере, случайно удалось спастись. В своих * показаниях они характеризуют жуткую обстановку и режим, существовавшие в лагере.
Экспертное заключение по документальным материалам. Специальная судебномедицинская экспертная комиссия изучила:
а) 4 520 историй болезни лагерного лазарета; б) справки, акты, рапорты и другие документы, относящиеся к определению и регистрации заболеваний, а также и причин смерти у 9 425 советских военнопленных. Лазарет при «Шталаге № 352», судя по обнаруженным документам, состоял из ряда отделений: распределительного, хирургического, терапевтического,
инфекционного и сыпнотифозного. В распределительном отделении из группы больных советских военнопленных, поступавших из этого лагеря, значительная часть была в столь тяжелом состоянии от гстощения, что больные умирали уже в самом распределителе.
В хирургическом отделении находились больные по поводу огнестрельных ранений, повреждений тупыми и другими орудиями, а также по поводу ожогов и отморожений. Однако на основании документов установлено, что, как правило, у больных хирургического отделения широко развивались колиты, гемоколиты, дистрофия, и больные погибали от истощения.
В инфекционное и терапевтическое отделения поступали больные из
лагеря в связи с заболеванием колитом или гемоколитом, а также по поводу безбелковых (голодных) отеков, туберкулеза, воспаления легких, язв желудка и других болезней. Причинами смерти этих больных в документах указаны чаще всего истощение, затем колит, гемоколит и туберкулез. В сыпнотифозном отделении находились соответствующие больные, но смерть их наступила не только от сыпного тифа, а в значительном числе случаев от истощения.
Акты, справки, рапорты и сводки, составленные медицинским персоналом лагерного лазарета, устанавливают, что смертность только в нем достигала до 175 чел. в сутки. Для погребения трупов военнопленных, умерших в лазарете, для собирания трупов в бараках и на территории лагеря, а также для захоронения трупов была организована из медицинского персонала специальная санитарная группа, составлявшая рапорты о своей работе. Из этих рапортов видно, что санитарная группа, кроме трупов лиц, умерших от болезни и голода, собирала и трупы застреленных немцами советских военнопленных в тире, на чердаках бараков, у помойных
ям, а также и на кладбище.
Изучение по историям болезни и другим документам лазаретного режима показывает:
а) Во время пребывания больных в лазарете имело место широкое
присоединение сопутствующих заболеваний желудочно-кишечного тракта, часто приводивших к истощению и смерти.
б) Нередко больные оставались без медицинского наблюдения и помощи в течение продолжительного времени, о чем свидетельствует отсутствие записей в дневниках историй болезни на протяжении до 1—1,5 месяца.
в) На больных советских военнопленных, находившихся в лазарете,
производилось массовое экспериментирование по лечению сыпного тифа.
г) В лазарете существовало особое отношение к больным советским
военнопленным командирам. Истории болезни, как правило, указывают на- весьма непродолжительное их пребывание в лазарете, независимо от заболеваний. Эти истории болезни в подавляющем большинстве случаев не закончены, их ведение прервано, они не содержат никаких указаний на исход болезни, на дальнейшую судьбу больного или же имеют указания, из которых следует, что выписка больных из лазарета производилась по распоряжению немецкого командования.
д) Выписка из лазарета вообще производилась вне связи с состоянием
больных, а по другим соображениям, большими группами до 150 чел.
одновременно в один день. Имеющиеся в историях болезни записи «без санкции врача в болезненном состоянии взяты на работы» объясняют причины этих одновременных массовых выписок, что фактически представляет один из способов преднамеренного уничтожения советских военнопленных.
е) В случаях, когда больные умирали в лазарете, помимо обозначения
определенных причин смерти (истощение, колит, дистрофия, туберкулез, сыпной тиф), практиковалось употребление диагноза «паралич сердца». Таким диагнозом, как следует из записей в документах, маскировали те же причины смерти, что указано выше.
Вся совокупность представленных нам медицинских документов дает
основание комиссии считать основными причинами смерти больных советских военнопленных в лазарете при «Шталаге № 352» следующие: а) истощение— в 6829 случаях из 9 425, б) колит — в 772 случаях из 9 425, в) сыпной тиф — в 665 случаях из 9425.
Таким образом, на почве истощения и колита смерть наступала в
80,6 проц. Появление и колоссальное развитие заболеваний и смертности от колита, гемоколита, дистрофии и истощения имеет свое полное разъяснение в следственных материалах, характеризующих режим, установленный немецким командованием в «Шталаге № 352». Из этих материалов следует, что пища, которую получали военнопленные в сутки, состояла из незначительного
количества хлеба— 100—200 г, содержавшего 50 проц. древесных
опилок, ZU л теплой воды с примесью картофельных очисток, или гнилого картофеля, или затхлой муки. Это было рассчитано и вызывало обязательное возникновение желудочно-кишечных болезней и истощение. Это было истребление голодом.
Исключительные антисанитарные условия, которые были созданы
немцами для советских военнопленных в «Шталаге № 352», а именно:
чрезвычайная скученность в холодных грязных бараках; развитие вшивости из-за отсутствия бань и скученности; лишение пищи как способ наказания; изнурительная работа, сопровождавшаяся утомительными переходами и систематическими избиениями. Все это приводило к большому и быстрому росту смерти от голода и болезней.
Условия жизни в лагере были таковыми, что вызывали даже самоубийства военнопленных.
Весь этот режим лагеря и массовые расстрелы советских военнопленных, установленные следствием, свидетельствуют об организованном истреблении немецко-фашистскими захватчиками бойцов и командиров Красной Армии и с исчерпывающей убедительностью объясняют происхождение возле «Шталага № 352» отдельного кладбища с его 197 могилами и похороненными в них 80 тыс. трупов советских военнопленных.
Главный судебно медицинский эксперт НКЗ СССР, директор Государственного научно-исследовательского института судебной медицины В. И. Прозоровский Профессор кафедры судебной медицины
2-го Московского медицинского института,
доктор медицинских наук В. М. Смольянинов
Консультант Московской городской
судебно медицинской экспертизы,
доктор П. С. Семеновский
ЦГАОР СССР, ф 7021, on 116, д 137, л 7—11. Подлинник.

Stalag 352

Читайте также:

Добавить комментарий