Из жизни села Кленовское в 1920-х – 1930-х годах (часть 6)

Автор: Юдина Светлана Николаевна

Дело коммуниста тов. К—на 

Сегодня материал, касающийся простых житейских дел села Кленовское 1926 года. Без прикрас.

Кто из нас не грешен? – И в 20-30-е годы прошлого века люди боролись с теми же самыми пороками, что и сейчас. Речь пойдет о пьянстве, причем не простого колхозника, а действующего секретаря Кленовской партийной ячейки.

В реалиях сегодняшнего времени, когда подчас соседи совершенно не интересуются проблемами друг друга, особенно интересна жесткая реакция на события со стороны местной общественности и товарищей по партии, ведь дело в конечном счете дошло до снятия с должности и исключения тов. К—на из рядов коммунистов.

ЦДООСО (Партийный Архив Свердловской области)

Фонд 434 Опись 1 Дело 4

Бисертский райком ВКП (б) Свердловского округа Уральской области.

Протоколы партийных собраний и заседаний бюро Кленовской ячейки ВКП (б) с 5 ноября 1925 года по 27 декабря 1927 года.

Лист 22 — 22 об.

Протокол №4 заседания бюро ячейки ВКП (б)

Об уклонении от партработы бывшего секретаря ячейки товарища К—на.

Присутствовали члены бюро Феденев В. и Можаев Н.В., секретарь ячейки Матвеев, член ВКП (б) тов. Огармин.

Слушали:

Предоставлено слово тов. Матвееву, который говорил, что за короткий период его пребывания видно, что среди членов партии большая недисциплинированность. По всему видно, что здесь виноват глава ячейки тов. К—н и указал, что сам бывший секретарь соизволил пойти на свадьбу, которая принимала религиозный обряд, и в этом совершенно забыл о партработе, где это и выявилось налицо, что изволил пойти по случаю на пьянку дальше. Тов. Огармин говорил, что тов. К—н вел себя не по-коммунистически во время свадьбы у церкви, разрешил себе пить самогон в присутствии беспартийных масс, что и практиковалось тов. К—ным неоднократно.

Тов. Феденев также указал о прошлом тов. К—на – ему за пьянку дано было предупреждение, но, по-видимому, прошло для него «незаметно». На вопрос, согласен ли тов. К—н с выступающими товарищами, он ответил: «Факт я не буду отрицать. Но некоторые товарищи указывали на партийную работу, то я, в том числе, виноват, что я слаб в работе в виду связи со своим семейством и также со скудным своим хозяйством, так как получаю оклад зарплаты, не обеспечивающий мое семейство, и приходится уделять внимание своему хозяйству, что и отражается на партийной работе и работе избы-читальни».

В прениях тов. Матвеев сказал, что за период работы тов. К—на ячейка утеряла свое влияние перед массами, и вследствие этого многие организации и учреждения функционируют плохо, многие организации числятся только на бумаге, а по делам их нет. И по сему тов. К—н по своему поведению и ведению работы только нанес вред, ввиду этого такие члены партии, как тов. К—н должны быть исключены.

Далее некоторые указывали, что деревенские коммунисты не имеют понятия и могут допустить послабления, и принимая во внимание, что тов. К—н является членом партии с 1918 года и за весь стаж принял одно предупреждение, и бедное, разрушенное хозяйство, каковое могло заставить сделать уклон и не имея опытных работников, по заявлению тов. К—на, об освобождении его от ответственного секретаря ячейки, просьба не принималась. Поэтому тов. К—ну дать выговор с предупреждением и занесением в личное дело. В крайнем случае, если подобное повторится, то не останавливаться вплоть до исключения тов. К—на из партии.

26 февраля 1926 года

Протокол заседания Кленовской ячейки ВКП (б) от 25 марта 1926 года

Постановили:

Протокол бюро ячейки №4 не утвердить ввиду того, что тов. К—н на том бюро обещал встать на правильный путь, но выяснилось следующее: товарищ К—н в ночь на 1 марта 1926 года ехал часа в два ночи в санях и ругался, и его жена уговаривала.

Общее собрание дало обвинение тов. К—ну из-за пьяного вида. Бюро ячейки ВКП (б) приняло решение тов. К—на из рядов партии исключить.

25 марта 1926 года

Читайте также:

Добавить комментарий